Новости
11 августа 2017, 21:07

Спустя 150 лет. Создали портреты людей земли Симбирской по следам Вильяма Каррика. Интервью с фотографом Леонидом Лазаревым

В 1876 году на международной выставке сенсацию произвели фотографии Вильяма Каррика, сделанные в Симбирской губернии. Сегодня эти фотографии из «Симбирского цикла» Каррика превратились в предмет искусства и находятся в лучших музеях мира. Спустя почти 150 лет легендарный советский и российский фотохудожник Леонид Лазарев проехал по маршруту фотографа. С фотоаппаратом в руках преодолено 4 тысячи километров по 20-ти населенным пунктам региона, 298 километров между Хутором Нагорный (где останавливался В. Каррик) и Симбирском. Проект реализует НИИ экономики истории и культуры Ульяновской области имени Н.М. Кармазина. Леонид Лазарев рассказал Улграду о своих впечатлениях от ульяновской глубинки.

Два года (2015-2017 гг.) длилась работа над проектом «Люди земли Симбирской: по следам Вильяма Каррика». Обработано и изучено 500 архивных страниц и фотографий. Собрано более 50 устных свидетельств о самых сложных и неоднозначных событиях в истории ХХ века в нашем крае. В итоге Леонидом Лазаревым создано более 60 высокохудожественных фотопортретов жителей Ульяновской области. Команда проекта: Липатова Н.В., Прокопенко С.А., Ротова А.А., Зубова И.Л., Русин Д.В., Филиппова Т.В.

Вильям Каррик – один из создателей этнографической фотографии в нашей стране – открыл миру подлинную нестоличную Россию. В 1871 и 1875 годах он снял «множество превосходных типов и видов Симбирской губернии». Жители губернии, запечатлённые на его фотографиях (более 200 работ), стали воплощением народного духа России.

Леонид Николаевич Лазарев (Москва) – легендарный советский и российский фотохудожник, чьи работы вошли в золотой фонд советской фотографии и находятся в ведущих музеях России и мира, включая Третьяковку. В 1958 году молодой фотограф Леонид Лазарев впервые приехал в Ульяновск . Его объектив улавливал буквально всё: людей, события, стройки, ландшафт. Кадры, сделанные здесь, открыли ему путь в большую фотографию, принесли первое признание – звание лауреата всесоюзной фотовыставки 1959 года. В 1962 году за фотопортреты «Н. П. Хрущева» и «Ветеран манежа» он по версии «Photography Year Book» был назван в числе лучших фотографов мира. Уже ХХI веке Леонид Лазарев пишет портрет современной России с Симбирской земли. Спустя почти 150 лет после легендарной фотосессии русского фотографа шотландского происхождения Вильяма Каррика на Ульяновской земле создается галерея современных русских типов. Современный фотохудожник отражает жизнь простых людей нестоличной России. Среди его героев представители разных народов, конфессий, поколений и занятий.

Как рассказала Надежда Липатова, работавшая в команде проекта, его главная идея – на примере фотоискусства и Симбирского-Ульяновского края показать многонациональность нашей страны, непрерывность традиций и преемственность поколений. По словам доктора исторических наук, заместителя директора НИИ Сергея Прокопенко, проект эксклюзивен своей оригинальностью и комплексностью подхода, а во-вторых, творческими исполнителями – двумя культовыми фигурами в мире отечественной фотографии, творивших с разницей во времени в почти в полтора века.

Маршрут и герои проекта

В тему:

Приглашают на юбилейные выставки Мефодия Остапенко и Анатолия Клюева Покажут фильмы СНГ и СССР о спорте. Программа кинофестиваля «Дни зарубежного кино» Презентуют Димитровград Зовут убраться в парке Дружбы народов Днем, вечером и ночью. Приглашают на экскурсии по парку Дружбы народов

Проект реализовывался на территории Карсунского (Карсун, Горенки, Кадышево, Татарская Голышевка, Беловодье, Инзенского (Коржевска), Сурского (Кирзять, р.п. Сурское), Сенгилеевского (г. Сенгилей, с. Алешкино) и Ульяновского районов (с. Тетюшское), создано несколько фотопортретов жителей города Ульяновска. Сделан выезд на территорию бывшего Курмышского уезда в места, где находился хутор Нагорный, где проживал Вильям Каррик в имении жены своего друга – помещика Симбирской губернии Николая Михайловича Соковнина (это населенные пункты современной Нижегородской области – р.п. Пильна, с. Бокшандино, Каменка, Медяны). Здесь записаны воспоминания, и сделаны несколько фотопортретов. Работа велась в библиотеках, архивах, в том с числе и в ГАРФе (Государственный архив Российской Федераци).

Благодаря исследовательской части проекта, сохранились имена героев, их жизненные истории, прослеживаются удивительные пересечения в судьбах тех людей, кто ныне и составляет главное богатство страны. В результате были собраны устные воспоминания жителей ульяновского Присурья. Символическим мостиком стала работ над портретом Александра Яковлевича Романова – руководителя кузнечного дома Корч. Совершенно неожиданно, оказалось, что он уроженец села Новаты, что близ этого самого хутора, где останавливался Каррик, а его жизненный путь – это не просто возращение на Симбирскую землю, но еще и сохранение традиционного кузнечного дела.

Постепенно влюблялся в Ульяновск

- Леонид Николаевич, какую творческую задачу вы себе поставили и как ее реализовывали? - Поэтапно я влюблялся в Ульяновский край. Сперва я оказался за городом, меня везли на машине в сторону места смерти Дениса Давыдова, была прекрасная погода, и то, что я увидал, было прекрасно. Это были красивые возделанные поля, с холмами, открывшиеся горизонты. И я поймал себя на мысли, что я нахожусь в какой-то сказочно красивой стране. Я много ездил по стране, но такого не видел. Потом произошло совершенно случайное знакомство с творчеством Вильяма Каррика: хозяйка выставочного зала пригласила нас посетить экспозицию художницы, которая делала багетное оформление старых фотографий. Это были вырезки из какой-то большой книги, и меня поразили эти фотографии голых, босых крестьян, но снятых с какой-то удивительно открытой душой. Фотограф был влюблен в этих людей. И люди были очень горделивы сами собой, у них был стержень, их можно было уважать за то, что они как-то гордо смотрят на жизнь, хотя и бедные.

Потом случилось так, что я опять оказался за городом, опять повторилась со мной такая же ситуация – в один из прекрасных дней я приехал в Ульяновск. Мы пошли смотреть старый город, и вдруг пошел дождь. Я смотрю на старый город, и у меня возникает ощущение, что я в Бельгии или Голландии, на площади со старинными двухэтажными домами с фасадами разного цвета, все ухоженно, аккуратненько, чистенько. И то же самое я увидал в Ульяновске. Только дома были не каменные, а деревянные, они были разукрашены каждый своим цветом. И все причуды архитектуры и самого города были удивительны. Я много ездил по стране, но такого сочетания какой-то влюбленности в место, в котором живет человек, я не встречал. Я стою под дождем, у меня в руках маленький зонтик, на мне висит фототехника, я танцую под дождем, брызги летят во все стороны. Останавливается автомобиль, открывается окно, и водитель спрашивает, не отвезти ли этого сумасшедшего в сумасшедший дом? А у меня душа поет. И я внутренне влюбился в Ульяновскую область, в город, в людей. Каждое мое посещение толкало меня к какому-то творческому подвигу.

Одним из этих подвигов было начало работы над темой Вильяма Каррика. Я заразил этой идеей НИИ, возникла тема фотоэкспедиции по его следам. То, что я ожидал в глубинке – повторило мое первое знакомство с Ульяновском. Я увидал простых людей, какой-то необычайный пейзаж. Я бы не сказал, что это была какая-то могучая Волга, нет, это была Сура, небольшая река, но, четно говоря, загадка этой интриги для меня непонятна. Интрига в том, что я оказался заложником небольшого участка земли Росси с относительно небольшим населением. Мне захотелось остаток своих сил в жизни отдать этому народу и пейзажу. Так и родилась тема.

Среди односельчан, Шакурова М.Д.

- Как вы искали людей для съемки?

- Вы знаете, я не искал людей, просто люди шли мимо нас, и интуитивно я стремился к тому или иному человеку. Я ни разу не ошибся, кроме одного раза. Один раз я обратил внимание на человека, взгляд которого был сумрачный и тяжелый. За моей спиной был митрополит и губернатор, и я пальцем показал на этого человека, и девушки из НИИ на него кинулись спросить как его фамилия. Он увидел, как я показал на него пальцем, и стал от них отбиваться: никаких съемок! Он внутренне был с сильным характером. Вообще же, когда я начинал говорить с человеком, я должен был ответить себе на вопрос – с плюсом он или с минусом, достойный он или недостойный. И каждый раз подтверждалась мысль, что этот человек достойный. Он простой, но в нем есть какая-то чистая правда, он живет честно, он прямой и он достоин уважения.

- В целом, результат с идеей совпал с ожиданиями или в процессе что-то поменялось?

- Вы знаете, когда я только начинал, я не думал о том, каков будет результат. Я не знал, что это будет, эти люди или другие, я шел, и у меня возникала концепция. Я видел работы Каррика, которые были сняты постановочным методом на черно-белый материал. Технологически у Каррика была очень сложная задача – перед съемкой он должен был в темноте поливать стеклянные пластинки эмульсией. И когда подходил этап съемки, то на солнечном свете выдержка должна была быть одна минута. И проблема была в том, чтобы заставить людей не двигаться минуту! Потом после съемки он парами ртути проявлял эти пластинки. В магазинах никаких фотоматериалов не продавалось, не было никаких инструкций, о том, как этого нужно было делать. Были какие-то основы, но каждый добивался своих результатов. Основам он обучался в Шотландии у известного фотографа, и потом он принес эти знания в Россию. У меня другая ситуация – полные возможности, любая съемка. Мне показалось стыдно заниматься компиляцией и повторять путь Вильяма Каррика – делать черно-белые фотографии. В его время это было на пике достижений. В мое время на пике достижений были цветные решения, правда, в приглушенном виде. Я не пользовался реалистическим изображением, я гасил цветность, гасил какие-то ненужные детали. Мне казалось, что я вижу души людей, которые жили когда-то в этих местах. Поскольку это были наследники или родственники тех людей, которых снимал Каррик, то я нашел технологический способ – показывать их через легкую нерезкую дымку. Мне казалось, что это единственно правильный путь.

- Один человек наотрез отказался сниматься, а были ли какие-то другие интересные реакции? - Понимаете, я смотрю на людей, а они смотрят на меня, и в моем обращении к ним они видели откровенность и открытость. У меня не было тайных мыслей сделать из них «крокодила», я не из какой-то непонятной организации, я не пытаюсь что-то там выяснить. Нет, я пользовался доверием. Мое обращение сразу делало нас почти друзьями. Помню женщину, которая делает кукол, она подошла ко мне, сунула в руки две маленькие куклы, сказав, что это мне на счастье, и в стеснении отбежала. Позже я узнал, что она очень сильно больна. Но мое творчество останется, этот кадр останется навсегда. Она здесь улыбается и счастлива в кадре – вместе с куклой.

Крытова Вера, Тушна

- Часто деревню представляют в темном свете, негативно, у вас более светлые впечатления? - Да, иногда деревни производили тяжелое впечатление какой-то нищетой цвета, там не было цветности и радости. Но как только я начинал знакомиться с людьми, это ощущение пропадало. И конечно хотелось бы, чтобы эти люди были немного богаче. Я думаю, что поэтапно к этому все движется, – земля родит, земля востребована людьми, она возделана, она приносит урожай. И, так или иначе, этот урожай даст возможность этим людям подняться. Я был поражен одной случайной встречей. Мы едем, и вдруг я вижу небольшое стадо, а при стаде какой-то человек мелькает. Я говорю, давайте остановимся, мне кажется, интересно, давайте поговорим, а там будет видно. Остановились, подходим, я начинаю разговор и выясняю, что этот человек – бывший актер цирка. Он ездил на мотоцикле на мотогонках по вертикальной стене. А сейчас он пастух. Он поворачивает голову, подходит корова, он ей что-то говорит, она отходит. И я вижу, он демонстрирует потрясающий язык общения с животными. Вы понимаете, какая вещь – открылся человек, но он побит жизнью, в нем какой-то внутренний комплекс. Он говорит, что животные ближе, чем люди, но в его глазах я увидел, что он не раздавлен обстоятельствами, он красиво выглядит. И я горжусь этим изображением и встречей. И я сделал все, чтобы поднять его на высоту творческого величия, потому что не каждый пастух производит такое впечатление.

Бывший артист цирка Шильняев С.И.

- Как вы находите общий язык с людьми? Как раскрыть человека?

- Это трудно, надо уважать человека, надо любить этих людей заочно. Надо видеть в них объекты гордости. И я через этих людей рассказываю о Симбирской губернии. И когда я подхожу, я в открытую сразу начинаю говорить. Как все это происходит? Сказать трудно. Но, видимо, надо иметь открытую душу для этого. А я был открыт для этого контакта. У меня же не было каких-то тяжелых мыслей, тайных, я не пытался как-то эксплуатировать, нет, мне надо было, чтобы человек вспыхнул интересом, а тут у меня волшебная машинка, которая называется фотоаппарат. Я переношу изображение этого человека в другое поколение, в другое время. И в другом времени люди, глядя на это изображение, будут испытывать чувство восторга и уважения к этим людям. У меня в руках машина времени, и к этому надо относиться очень аккуратно и осторожно. Всякий брак потом уходил в шлак, выкидывался. Но уважение ко всем людям осталось. Мне кажется, что люди со стороны чувствуют мое отношение к ним. Есть люди, которые вешались мне на шею, целовали, посвящали стихи, пели песни. Это нельзя забыть. Этих людей можно уважать. Я надеюсь, что это чувство возникнет и у руководства области, и оно сочтет возможным издать эту книгу и сделать выставку на эту тему. Кстати, у меня есть еще один проект, посвященный Ульяновску – книга о городе «Ностальгия». Она уже в готовом виде, но ее никак не издадут. Это книга полна поэзии. Это книга любви к городу. Я готовил ее 2,5 года. Там умышленно недоделана последняя часть, она связана с самыми выдающимися людьми Ульяновска. Город снят очень добрым взглядом, это не архитектура, как обычно делают, это много кадров под дождем из того сумасшествия, о котором я вам рассказывал. Когда я начинал снимать, я не думал о книге. Книга появилась тогда, когда мне удалось снять Волгу. Я как-то оказался на «Венце», пошел дождь, и я увидал радугу над Волгой. В кадре мне удалось соединить три вещи – радугу, Волгу и маленький кораблик, который входил в эту радугу. Там больше ничего нет, но это изображение создает такое прекрасное ощущение въезда в Рай, в какую-то страну красоты, музейных ценностей. Все изображения снабжены стихами – Карамзин, Языков, Батюшков, Жуковский. Это поэтическая форма восприятия мира и само изображение передает очень хорошее ощущение от города.

Где можно увидеть фотографии проекта?

На данном этапе закончена творческая и исследовательская часть проекта, идет оформление в книгу и подготовка материала к переводу в статус выставочного проекта. Сейчас НИИ представляет лишь разовые небольшие мобильные выставки. Такие прошли в рамках фестиваля «По Суре: из прошлого в будущее» в 2016, и 2017 годах, в дни праздничных мероприятий в Сурском районе в августе 2017 года. Ближайшая мобильная выставка пройдет в Карсуне, в дни празднования его 370-летия 19 августа. Это не случайно, так как часть съемок проводилась именно здесь. Отдельные истории о съемках и героях можно найти в Интернете – на сайте Краеведческий компас http://73history.ru/news/659-090817-2 , http://73history.ru/video/651-260717-1

Юлия Узрютова. Фото предоставлены Надеждой Липатовой

Читать дальше: Приглашают на юбилейные выставки Мефодия Остапенко и Анатолия Клюева Покажут фильмы СНГ и СССР о спорте. Программа кинофестиваля «Дни зарубежного кино» Презентуют Димитровград Зовут убраться в парке Дружбы народов Днем, вечером и ночью. Приглашают на экскурсии по парку Дружбы народов
comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg